Яндекс.Метрика

Вадим Прасов
Вице-президент Федерации Рестораторов и Отельеров, управляющий партнер УК «Альянс Отель Менеджмент»

150−170 командировок в год, рабочие дни по 18−22 часа и постоянная смена часовых поясов. Когда нужно успевать много и еще немного больше, привыкаешь работать на пределе. О том, как восстанавливаться, если жизнь проходит в постоянных перелетах, о приятных неожиданностях на борту и о том, почему мы должны быть неравнодушны к качественному сервису, рассказывает вице-президент Федерации Рестораторов и Отельеров, управляющий партнер УК «Альянс Отель Менеджмент» и увлеченный гольфист Вадим Прасов.

Счастье как способ передвижения

Когда я был совсем маленьким, хотел стать милиционером. Космонавтом, по-моему, никогда не хотел быть, хотя сейчас вот летаю много. А в юношестве хотел стать дипломатом, собирался поступать в МГИМО. У меня дядя дипломат, сейчас посол на Кубе, а до этого был послом в Испании. Не то чтобы династию хотел продолжить, но было интересно.

Потом все сложилось иначе. Я заканчивал школу в 91-м году, когда все глобально менялось в стране, и в последние полгода перед поступлением я выбрал финансовую стезю. Поступал в Московский финансовый институт, в итоге поступил на вечернее отделение. Поступал в МФИ, учился в Государственной финансовой академии, а закончил Финансовую академию при правительстве РФ.

В какой-то момент, став в достаточно юном возрасте исполняющим обязанности начальника управления в одном очень неплохом банке, удивил всех, решив покинуть банковскую сферу.

Это был 94−95 год. У меня был опыт работы в разных компаниях, я везде занимался финансами и в какой-то момент оказался на перепутье. У меня было около пяти предложений от банков и финансовых компаний, а одно из них было косвенно связано с гостиничным бизнесом. Это был выставочный проект, выставки на гостиничную тему. Я до этого никогда ни на одной выставке не был и подумал, что вот это, наверное, мое. Это было уже 20 лет назад.

У меня такой характер, что я никогда ни о чем не жалею и ни разу не пожалел о том, что так все случилось много лет назад. Моя работа подразумевает море общения с людьми. Каждый день не похож на предыдущий, новые объекты и проекты. Экономическая и политическая ситуация меняется достаточно стремительно, поэтому даже если ты входишь в период относительного спокойствия, что случается нечасто, спустя какой-то короткий промежуток времени ситуация может поменяться настолько кардинально, что все вокруг оказывается новым. А для меня как раз очень важно, чтобы не было замыливания, рутинности процесса. Поэтому не было ни одного момента, когда бы я пожалел о приходе в гостиничный бизнес.

Так или иначе, рабочий день длится в среднем от 18 до 22 часов в сутки, то есть скучать не приходится.

С одной стороны, надо бы больше времени находить на семью, а с другой стороны, иногда хочется чуть-чуть больше времени находить на гольф, потому что я увлекаюсь этим замечательным видом спорта. Могу себе позволить сыграть один раз в неделю, а хочется чаще. Но это чуть позже и необязательно на пенсии.

Гольфом я увлекся спонтанно. Мне предложили возглавить один проект, связанный с гольф-клубом, а потом и сам гольф-клуб. До этого в гольф не играл, но понял, что генеральный менеджер должен уметь играть и понимать гольфистов, говорить с ними на одном языке. Нужно ощущать и видеть поле так, как видят его гольфисты, чтобы уметь внести коррективы в работу сотрудников с пониманием того, чего ждут члены клуба и гости. Им должно быть комфортно, и все должно быть выстроено логически. А если ты сам не игрок, понять все довольно сложно.

У нас в стране гольф все-таки не такой распространенный вид спорта, как в Европе или в Штатах, поэтому пришлось учиться по ходу. К счастью, я достаточно быстро впитываю новые знания, да и в целом люди, увлеченные гольфом, в основной своей массе очень позитивные и увлеченные, поэтому было несложно.

Быстрая, насыщенная, интенсивная жизнь и работа сказываются на гольфе не очень хорошо. Во-первых, нет возможности играть тогда, когда хочется. Во-вторых, в гольфе важна плавность, а я все привыкаю делать стремительно, что отражается на ударе. Но я стараюсь над этим работать. Поэтому гольф оказывает определенное влияние, заставляет успокоиться, по крайней мере в момент игры. Это отдушина, разрядка и подзарядка организма.

У меня в год выходит в среднем 150−170 командировок. Многие удивляются, как я умудряюсь так много летать, менять часовые пояса, спать по два часа в сутки и при этом чувствовать себя нормально. Наверное, гольф как раз и помогает, потому что во время сезона (с мая по конец октября — начало ноября) примерно раз в неделю я стараюсь выбираться, чтобы поиграть один или с друзьями. А это дает заряд здоровья и хорошего настроения.

Бизнес — это интересно. Для меня нет проблем, а есть задачи, которые ставишь либо ты сам, либо жизнь. Но, так или иначе, важно их успешно решать.

Кто-то из великих сказал отличную фразу: «Счастье — это не пункт назначения, а способ передвижения». С какого-то момента я это для себя принял, и жизнь стала ярче, насыщеннее, интереснее: стараешься наслаждаться каждым ее мгновением. Не бывает моментов грустных или тяжелых — все таково, как мы к нему относимся.

Если я ставлю себе цель, я ее достигаю, и это не желание заработать такое-то количество денег или купить дом там-то — это все приходит само собой. Мечтаю, чтобы дети выросли настоящими людьми, дышать полной грудью, жить полной жизнью, действительно наслаждаться каждым днем, независимо от того, работаешь ты или отдыхаешь, в поездке ты или дома.

Когда мы обсуждаем планы с моими партнерами по бизнесу, говорим, что к такому-то моменту должно быть три отеля, а к такому-то — пятьдесят. И есть внутренний календарь, условная дата, к которой ты бы хотел, чтобы под управлением у тебя было такое-то количество отелей. И я почему-то уверен, что эта цель будет достигнута, потому что и раньше все цели достигались. Но я это редко их афиширую, потому что не люблю цели делать публичными.

Иногда читаешь пресс-релиз какой-нибудь компании, где написано, что планируется построить столько-то гостиниц к такому-то году. Не припомню ни одного раза, чтобы эти цифры стали реальностью. Но я понимаю, что это пиар, попытка сделать заявку и проафишировать, что компания существует и строит. А мы для пиара цели не ставим, у нас есть внутренние планы, мы к ним идем и приходим.

Качественный сервис играет в моей жизни глобальную роль, потому что с этим связан бизнес.

Супруга не любит ходить со мной в ресторан, потому что считает, что я жестко отношусь к официантам. Но это совсем не так, я отношусь к ним справедливо.

Зачастую, к сожалению, официант не видит в госте гостя, а видит просто очередного клиента. И эта проблема существует не только в России, но и в Европе. Где-то в меньшей мере, где-то она немного иная. Но когда ты разбираешься в том, что такое качественный сервис, бывает сложно жить в отеле и видеть, что сервиса там нет и в помине, люди даже в малейшем объеме не представляют, что это такое.

Но надо стараться помочь, подкорректировать. Пусть работникам слегка перепадет от меня, но, возможно, в будущем они изменят свою модель поведения. Стараюсь не оставаться равнодушным, когда вижу очевидные проблемы, необученность персонала даже у чужого мне заведения, потому что, возможно, они чему-то научатся и следующий гость не будет разочарован. Мы все работаем на одно общее дело, поэтому для меня сервис очень важен.

Летать в командировки приходится от одного до семи раз в неделю, в среднем — три-четыре раза. Среди гольфистов я, наверное, самый летающий, среди отельеров тоже чуть ли не самый летающий. Бывают дни, когда прилетел в Москву, провел в аэропорту два часа и снова улетел.

Самолеты для меня, наверное, самый используемый вид транспорта, затем идет автомобиль. А вот поездом пользуюсь, может, десять раз в год.

К счастью, в последнее время понятие «очередь на регистрацию» практически исчезло благодаря современным технологиям. Для меня эта очередь всегда была почти катастрофой. Жизнь достаточно напряженная, и я редко приезжаю в аэропорт за два-три часа до рейса, а вот за сорок минут — часто. И возможность забронировать билеты онлайн или забронировать конкретное место в самолете, пройти онлайн-регистрацию в аэропорту — это прекрасный способ выиграть время.

Очень радует то, что развивается авиационный парк: новых самолетов становится больше. Улучшается ситуация с обслуживанием наземным и на борту. Бывают негативные моменты, но если ты сделал выбор в пользу каких-то авиакомпаний, то, как правило, знаешь, чего ожидать.

Когда летишь в отпуск, ты пристегнулся в самолете и оказался в отпуске. А когда летишь в командировку, пристегнулся и... спишь.

Совершенно другая атмосфера, и рейсы воспринимаются по-разному. К счастью, сейчас я жду от полета, связанного с работой, очевидных вещей.

А хороших случайностей в воздухе случалось много! Например, с человеком, которого не видел двадцать лет, мы вдруг оказывались в соседних креслах.

Такие совпадения должны в жизни случаться, потому что ощущение от них просто нереальное, окунаешься в позитивные воспоминания.

Как-то захожу в самолет, а девушка-стюардесса мне говорит, что меня пересаживают. Я не расслышал, куда пересаживают, стал уточнять, думал даже, что на другой рейс. А потом выяснилось, что меня пересадили в бизнес-класс. Было очень приятно.

Даже если много летаешь, пилотов практически никогда не видишь, потому что они заходят-выходят без тебя, дверь к ним в кабину закрыта из соображений безопасности. А вот когда летишь региональным рейсом на каком-нибудь АН-24, где эта дверь в принципе не закрывается, стюардесса разносит чай, а тебе до пилота можно рукой дотянуться — интересное чувство.

Как-то я выступал на конференции в Нижнем Новгороде, а на следующий день надо было лететь в Самару. Организаторы уверяли, что я смогу улететь прямым рейсом из Нижнего в Самару, то есть без пересадки в Москве. Я часто пользуюсь специальными приложениями для бронирования билетов и знаю, что прямых рейсов между этими городами нет. Приезжаем в аэропорт, там действительно есть рейс Нижний Новгород — Самара, я регистрируюсь на него. Когда подходит автобус для доставки к самолету, в него садятся всего восемь человек. Понятно, что это региональный рейс и наверняка не каждый день много желающих летать из Нижнего в Самару.

И тут мы подъезжаем к самолету габаритами чуть больше, чем у нормального джипа — это был восьмиместный «Декстер» яркой оранжево-черной расцветки. Некоторые пассажиры были в шоке: «Мы полетим на этом?!» В салоне шесть мест смотрят вперед, а два места — смотрят на этих шестерых, на одном из них я и сидел.

Наверное, это был такой бизнес-класс, хотя в целом самолет был комфортный. Конечно, нормальный магистральный самолет летел бы минут сорок, а не полтора часа, но очень комфортными были взлет и посадка, аккуратный был салончик, все в коже, в общем, все цивильно. Но вот захотел ли бы я полететь на этом винтокрылом чуде второй раз — большой вопрос. Уж очень он маленький. Когда кто-то из друзей говорит, что летал на ЯК-40, я смеюсь и говорю, что ЯК-40 — это еще огромный самолет.

Мне вообще нравятся мудрые мысли такого замечательного автора, как Станислав Ежи Лец. Некоторые его фразы настолько глубоки, что удивляешься, как человеку удается их генерировать. Например: «Общение с карликами деформирует позвоночник». Ведь так оно и есть.

Некоторые фразы позитивны, некоторые, как эта, не очень, но в них — правда. Есть еще одна фраза, которую я понял в зрелом возрасте: «Делай что должно, и будь что будет». Я из тех, кто предпочитает действовать, потому что, если ты совершил действие и что-то пошло не так, у тебя будет возможность что-то исправить. А если ты ничего не сделал, тебе останется только кусать локти. Для меня это самая трагичная ситуация, которую только можно представить. Это хуже, чем совершить что-то и исправлять.